ЧЕМ ВАЖНА ДЛЯ НАС НАША РОДОСЛОВНАЯ.

(Ев., Мф.,I,1-25, проп. от 03.01.2010г.)

 

  Во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

«Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду…» - идет родословная. Каждый год мы в это Воскресенье перед Рождеством читаем родословную Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Читаем, и тут же забываем, имена за именами, многие для нас совершенно неизвестны, о ком-то мы знаем очень немного. Кого-то, как царя Давида, мы знаем. Больше мы знаем царя Соломона, а всё-таки, почему Святая Церковь нам в этот канун Рождества перечисляет род Иисуса Христа? Потому что мы люди, родненькие. Потому что мы люди. И потому, что мы живем любовью. И потому, что наша любовь должна приносить плод. И потому, что наша любовь должна умножать Божье на земле, умножать Божью правду. Потому что наша любовь должна побеждать грех. А как иначе проявишь любовь, как если род свой не сохранишь? Как если не передашь от поколения в поколения, от рода в род всё хорошее, всё чистое, всё Божье, что есть в тебе, человек. Оно должно вырасти, как зерно, брошенное в землю, оно должно прорасти, принести плод. И твой плод дальше должен быть брошен в землю, и вырасти и принести еще больший плод. Это должно быть…

 

Куда метили безбожники? Вспомним. Вспомним то время, когда нас заставляли отрекаться от фамилий наших, от имен наших. И еще страшнее – заставляли отрекаться от родителей, от рода своего. Без рода, без племени - так мы говорим о людях бесшабашных, расхристанных, без Христа. Мы так говорим о людях, которые ведут себя хуже животных, которым только напиться и наесться, которым нужно только получить удовольствие. А счастлив человек другим: счастлив человек заботой. Счастлив человек тем, что несет плод, что приносит плод. Счастлив человек тем, что заботиться о своих родителях. А родители счастливы тем, что воспитывают своих детей. Ведь, как часто мы в жизни говорим – и верующие, и неверующие: «Для чего жить?» И отвечаем: «Для детей». А почему же мы не живем для детей по-настоящему? Почему же на Исповеди у нас почти не звучит – в чем угодно каемся, и в зависти, и в ревности каемся, а не говорим о том, что бежали от детей своих, отдавали бабушкам и дедушкам? Бежали от них куда-то в санатории, куда угодно уходили. На улицу отправляли: «Пойди, погуляй», в пионерлагеря отправляли: «Отдохнем от детей». А ведь, самое большое, к чему нас должно тянуть – это род наш, кровь наша, потому что мы все родственники. Потому что мы все родные, потому что мы семья.

 

Мы все семья и у каждого своя семья. Сохранил фамилию, сохранил свой род, значит, твой род не прервался, значит идут все в Царство Божие. А не сохранил…. Если кричит тебе дитё в глаза: «А кто ты мне такой!?» Страшные слова. Сын отцу. Дочь матери: «Кто ты мне такая!? Что ты лезешь в жизнь мою?» Кто услышал, тот иди на Исповедь. Не дочь виновата, а мы виноваты. Каждый из нас виноват, если услышали эти страшные, хлесткие слова отречения от крови своей, от рода своего, от фамилии своей, ухода туда, где холодно, ухода туда, где темно. «Иду новый год праздновать, кто ты мне такая? Что ты лезешь в душу мою? Что ты мне указываешь? Я уже взрослая!» Ты не взрослая. И ты не взрослый, человек. Ты Божий человек, и у тебя есть род свой, и самое главное сохранить этот род. Вы задумайтесь, что было бы, если этих людей, имена которых мы сегодня слышали одного за другим – кто-то взял бы и прервал! И нарушил бы! Как бы в мир пришел Спаситель? Как бы в мир пришел Спаситель? Были бы мы спасены? Да, там были праведники! Там были и грешники. Там все были. Но каждый тянулся - праведник всей жизнью, а грешник, падая – вставая, всё равно тянулся, тянулся продолжить правду на земле, тянулся продолжить любовь на земле.

 

   Как легко мы сейчас разводимся. Как легко мы сейчас бросаем детей. Как легко мы судимся за детей, не думая о них, с кем он будет – с папой или с мамой, лишь бы себе! Не подумать о том, что может быть, с матерью будет лучше, или с отцом лучше. Нет, режим, делим, разделяем! Обвиняем, бросаем колкости в глаза И оно, это дитя, уже само по себе должно... Сколько таких случаев, когда дети приходят раньше родителей в Церковь! И потом начинает своих родителей тянуть за собой. Сколько таких случаев? А ведь нам надо вести дитя в Храм! А ведь нам надо быть с Богом. Нам ведь надо сказать: «Сыночек!», рассказать ему о дедушке, о бабушке, о прадедушке. А мы знаем свой род? А мы знаем, откуда произошли? Мы знаем, какая земля нас вырастила? Где-то тогда, оттуда, откуда голос наш, откуда язык наш, откуда сердце наше бьется? Ничего не можем рассказать. О себе похвастаемся, а уже дальше туда – не расскажем. А хотите добрых детей? Хотите добрых внуков? Расскажите не о себе, а расскажите о прадедах, расскажите о прапрадедах. Расскажите о том, как мучительно вот это доброе, что есть, как оно вырастало. Чтобы уничтожить страну – нужно убить в человеке семью. Убить в человеке жажду семьи, убить в человеке жажду воспитывать, отдавать всё детям своим, ждать, когда внуки родятся.

 

 Вы скажете: «Батюшка, зачем так жестоко? А бывает, не рождается ребенок» А Иосиф что сделал? У нас он-он-он, какое поле большое! Какое поле большое! Да он же этого Ребенка, этого Христа принял, Он Его усыновил! Какое у нас поле! Возьми дитя! Вырасти его и вот род пойдет! Только никогда жестко не говори ему: «Я тебя взяла в детском доме!», или как страшно бывает, как страшно бывает! Ребенка растим, обнимаем, ласкаем, гладим, а соседке говорим: «Да ты не смотри, что он такой балованный, он же всё равно у меня приемный». Взял – он уже не приемный, он уже твой, он уже твоей крови, он уже твоей любви, он уже твоей жизни! Ты ему дал имя, ты ему дал фамилию, ты его растишь! Что ж мы всё о себе и о себе! А не о том, что нам дано от Бога! А не о том, что в нас должно биться и переживать сердце и о старом, и о малом – о роде своем. А вот, пусть каждый о себе позаботится, о роде своем. Каждый позаботится, как в далекой стране Армении. Смотрите, как они идут. Их там резали, били! Сколько веков их били, резали вокруг – они христиане. А вокруг их вырезали! И вот шли они, шли, куда? По всему миру! И всегда помнил каждый, откуда он, с какого он места, из какой он деревни. Магри, Медовое… И он едет туда, в это Магри, в эту Медовую деревню – он свой род ищет. А мы что ж забыли? Всё забыли! Да мы ж потеряем всё! Мы потеряем детей, мы всё потеряем! А Господь нам из года в год Свою родословную перечисляет и перечисляет.

 

Перечисляет и перечисляет. Чтобы мы перечисляли. Чтобы мы знали. Чтобы мы знали, и жили этим: «Сыночек, твой дед воевал. А твой прадед растил хлеб. А твой прапрадед корабли строил. И все они шли в Храм, и все они молились. И все они передавали, они ни дня не стояли, они последнее несли в тот голод. Последние часы, последние брюки отдать, чтоб хлеб ребенку купить, накормить» Мы это помним. Мы это помним? Мы это знаем. Да посмотрите на народы, которых, казалось бы, из земли выживали. Чем они жили? Семьей они жили! Фамилией своей жили! Земли уже не было. Земли не было, дома не было, оставалось одно – род твой, человек. Род твой! А мы сейчас, Боже мой! Десятый муж, пятый муж, третий муж. Какой муж? Какая жена? Перепуталось всё, перепуталось абсолютно всё. Мы забыли, что мы русские, мы забыли, что мы украинцы. Мы забыли всё в себе. И уже у нас нацизм лезет, и всё, и у нас уже есть превосходство друг над другом. Чем хвастаться? Крепкой семьей можно хвастаться. Можно крепким родом своим хвастаться. А чем хвастаться? Только то, что мы какое-то имя носим? Какую-то нацию носим? Вырасти. Вырасти детей. Вложи. Чтобы сердце билось, чтобы душа билась. Не только у тебя от детей, а и у дитя о тебе и обо всём. И чтоб искал человек в той церковной книге, а когда прадед венчался? А когда прапрадеда крестили? И где, в каком районе он был? Всё потеряли.

 

Всё потеряли. И такое хлесткое, и жуткое. Приходишь, крестишь человека, а тебе говорят: «Не хочу этого имени», и какое-то имя выдуманное, совершенно выдуманное, которого нет, вообще на земле, в святцах нет. Какая-то Карина, какая-то Клементина – что угодно, как придумают, как придумают, говорят: «А нам так, батюшка, нравится». «Владимир Ленин» называют ребенка – ну, Боже ж Ты мой! Боже ж Ты мой! Ты говоришь: «Ну, зачем тебе это? Зачем тебе это? Человека земля не принимает, до сих пор земля не принимает. Безумие! Да назови – ну, не хочешь в честь святого, назови в честь деда своего! В честь отца своего! Чтоб род продолжался». Вот в этом и уважение. Что мы созвучное такое придумаем имя, какое-то созвучное, красивое – сейчас, на потребу, лишь бы сейчас перед друзьями похвастаться. А это дитё? Ему ведь расти. А он встанет, он встанет этот ребенок. Он встанет, вырастет и будет вспоминать деда своего, прадеда своего, отца своего будет вспоминать. Он честь семьи будет беречь. Честь семьи, честь рода своего. А от слова «род» что идет, какое слово следующее? Родина. Родная. Родная земля, Родина. Где наш род растет – вот это Родина. А не там, где мы все собрались неизвестно для чего, праздновать что-то, салюты пускать или водку пить, или интриги, и взятки давать, устраивать жизнь свою. Любовью живет человек. А кому, как не родному эту любовь передашь? Кому, как не самому родному, самому близкому эту любовь передашь? Родненькие, это очень серьезно! Это очень серьезно. Возродим мы семьи свои, возродим род свой, будем заботиться о детях, будем заботиться о стариках, будем гордиться своей фамилией. Фамилией гордиться о том, что… Фамилия – она что-то принесла, что-то построила, что-то сделала, что-то вымолила! И тогда, вообще, всем будет хорошо. Кода ребенок захочет пойти куда-то – туда, куда не надо ему ходить, на какую-то дискотеку, или еще куда-то. А отец скажет: «Знаешь, если дедушка узнает – ему больно будет» - «Хорошо, папа, я не пойду. Не пойду туда, потому что дедушке это будет неприятно». Какой человек, как вы думаете, вырастет? Такой, который сможет отказаться от временного, от шелухи, от мишуры ради рода своего, ради близких своих. Какая семья вырастет? Сколько добра на земле будет? Вот так, родные. Вот так, родные. Как хочется сказать: «Мы же все родные. Мы же все должны заботиться друг о друге». Даже падая, мы должны в первую очередь подумать. Падая, падая, оступаясь, совершая грех, мы должны подумать, что кто-то нуждается в нашей любви, нуждается в нашей поддержке. Что кому-то на земле без нас будет хуже! И тогда сказать себе: «Зачем мне этот грех? Ведь я не только себя жизни лишаю, а и того, кому я дал жизнь». Любите. Любите своих родных, любите свою семью, любите свой род, не позорьте свою фамилию. Живите этим. И тогда мы поймем, что «род и род», а мы все рода Христова, мы все дети Божьи, все-все: и украинцы, и русские, и евреи, и армяне – все мы, все мы рода одного. Мы рода одного – оттуда, от Христа. От Адама. Мы всё идем, Божьи дети. Мы всё Божьи. Будем заботиться друг о друге. А этому нас  -  заботе друг о друге – нас должна научить семья. Уже телевизор не научит, никогда он не научит. Компьютер не научит. И школа, к сожалению, уже этому не научит. И детский сад, к сожалению, уже мало этому учит. У нас последнее осталось, чтоб наши дети в погибель не пошли, последнее осталось - семья, род. Род твой, человек. Научим этих детей - они и мимо телевизора пройдут, и мимо компьютера, и сохранят любовь, которую мы в них засеем. Радости вам, родные, радости вам, дорогие, радости, мои родненькие. Береги вас всех Бог. С праздником. Аминь.

 

  Родненькие, а как еще Родину мы называем? Отчизна. Вот отцы здесь стоящие, подумайте, какая на вас ответственность. Отец – это сердцевина рода. Это сердцевина рода. Откуда отец произошел – там и Родина. Оттуда и фамилия, оттуда всё. И какая ответственность на отцах? Не по барам ходить и с друзьями говорить, как друг другу поможете, как вы какое-то дело решите, - а о детях своих заботиться, и о женах заботиться, и за матерей и отцов тоже подумать-озаботиться. На вас всё, на вас вся ответственность. Пришел в мир, стал отцом – будь настоящим отцом – это важно.

 

 Вот у нас есть один отец, его сегодня здесь нет. Простой парень, простой рабочий. Когда-то его друзья выбрали его крестным. Как мы на крестного говорим восприемника, мы говорим «Крестный отец», так вот, его друзья эти в Церковь так никогда и не пошли. Может быть, на праздник пойдут, чтоб их водичкой покропили, и всё, на этом вся вера закончилась. А он каждую недельку идет к ним, берет их дочку и ведет куда? В Храм. И так годами. Они ему говорят: «Ты из девочки фанатика сделаешь, мы тебе не дадим её». А он говорит им: «Вы меня выбрали крестным отцом, вы мне дали это звание. А я не хочу гореть в аду. Я этого ребенка к Богу приведу» - вот он отцом стал. Кто отец? Тот, который там по праздникам бегает? Кто там с женой ругается? Или этот, который берет за руку и ведет в Храм. И девочка у него каждый месяц, каждый месяц исповедуется и Причащается – уже десять лет так. Вот вам крестный. Вот вам ответственность. Вот если б каждый так подумал. А мы хвастаемся: «А я вот пять раз крестил» - один раз понеси, окрести! Но уж так об этом ребенка заботься, чтоб он тебе родным, дорогим стал. Чтоб тебе Господь на Суде Божием сказал: «Верный ты был раб, верно растил. Вырастил. Родители не так заботились, а ты вырастил». Вот это ответственность, чтоб мы были все ответственные, родненькие, и за детей, и за крестников наших, за всех. Ведь каждому из нас Бог посылает ребенка, о котором мы можем заботиться. Каждому из нас посылает этого ребенка. Может, соседский мальчишка, у которого, может, действительно, никого больше на земле нет, он ходит в ту квартиру неизвестно почему, чтобы ночь там переспать. А встретится кто-то, за руку его возьмет и скажет: «Давай я тебе расскажу. Давай расскажу о Родине нашей. Давай расскажу о вере нашей. Давай расскажу, почему солнце встает, и почему дождь идет. Давай тебе расскажу, что не только уткнуться в телевизор и смотреть похабщину – это жизнь, а есть мир Божий, есть красота Божия, есть деревья, есть леса, есть поля, есть облака, есть человек, которого надо любить» - вот так, в поле выйти с ним.

 

Вышел один учитель молодой в поле и пошел, мальчик из интерната убежал. Пошел он его искать, и нашел его, и идут они вдвоем, за руку взявшись по этому полю – холодному, зимнему полю. И мальчик говорит: «А вот, знаете, - называет учителя по имени отчеству, - Знаете, а я знаю, Какой наш Бог. Наш Бог добрый, наш Бог Великий. Вот есть религия, где Бог свинья. А наш Бог – Он голубь! Наш Бог над нами летает, и наш Бог на каждого из нас сесть может». Смотрите, ребенок, который материнской ласки никогда не знал – он первый раз кому-то хотел рассказать о своих религиозных чувствах. И кроме как: «Встань! Сядь! Направо - налево!» - ничего он больше не видел в этом интернате. И схватился он за руку первого, кто пришел к нему и не ругал, кто не понукал его, не гнал… Он взял, схватился за эту руку, и рассказывает. Идут они и им тепло в этом поле, им хорошо в этом поле. Среди этого мороза они говорят о голубе. Не о голубе они говорят, они о Духе Святом говорят, который нас всех согреет, который нас всем жизнь даст. Вот об этом, родненькие. Ну, будьте ж милосерды! Ну, не по книжке воспитывайте, а по сердцу воспитывайте. Не по книжке делайте всё, не то, как соседка сказала, а по сердцу своему, по переживанию своему. Не будьте равнодушны! Самое главное – сохраните это, Отчизну, род и Родину. И Царство Божие. Заботьтесь. Заботьтесь о малых, чтобы не сказал потом Господь: «Кто совратит одного из малых сих, лучше ему мельничный жернов и в глубину морскую»… А лучше бы мы услышали вот что: «Не будете, как дети, не войдете в Царство Небесное». Ибо таковых Царство Небесное. Мы должны учиться у детей их чистоте, и учить наших детей крепости в чистоте этой. Сами сохраним чистоту, и дети от нас чистоте научатся. От грязного чистым не станешь. Берегите себя, душу свою берегите, и любите. Любите. Мучительно, тяжело, но любите. Всегда любите детей своих, близких своих, всех людей любите. И Господа просите, чтоб Он был всегда рядом. Он тоже пришел в холодный мир, но Он его преобразил. Христос родился в холодном хлеве, а сделал этот мир теплым, сделал этот мир светлым. Берегите свой род. Берегите своих детей. Мы рода христианского. Мы рода любви, любви Божией. Мы все братья и сестры. У нас, у всех один Отец, Отец наш Небесный. Радости вам, счастья, счастливого Рождества, Божией помощи и любви, мира в семьях. Выстрадайте этот мир в своих семьях, станьте лучше. Не уподобляйтесь тем, кто грешит, выстрадайте! Умейте не ответить злом на зло! Умейте не мстить, умейте не искать только своего, ищите Божией правды, ищите любви. Храни вас Господь, родненькие. А меня грешного простите за многословие. Благословение Господние на вас, Того благодатию и человеколюбием всегда, ныне и присно и во веки веков.

Аминь

 


Comments