КАК ВЕРНУТЬСЯ К БОГУ.

 (Ев., Лк., XV, 11-32, притча о блудном сыне.)

Картинки по запросу

Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа.

  Мы сегодня слышали, как говорит Евангелие притчу о блудном сыне. Притчу. Но эта притча – не просто притча, это действительно жизнь наша. Эта притча действительней многих рассказов жизненных. Эта притча о каждом из нас. О каждом из нас: о нашем отношении к Отцу, Богу нашему. Да, мы говорим: «Отче наш, иже еси на Небесех», мы каждый день это произносим, каждый раз взываем к Отцу. Но когда взываем мы к Отцу? Когда приходит осознание этого, когда наполнятся смыслом, когда становится жизненной потребностью взывать к Отцу, жить с Отцом, жить в Нем, всегда пребывать в Боге?

 

  Блудный сын… У одного человека было два сына: старший, младший. И младший стал просить настойчиво: «Дай то, что мне положено», как будто действительно нам что-то положено… Как мы привыкли… Как мы привыкли всё, что нам дают считать своим, считать тем, что действительно нам принадлежит. А ведь все это дано нам от Бога, Божьей любовью, Божьей милостью к нам. Бог дает жизнь, Бог дает радость этой жизни, Бог дает ближнего нам и дает возможность этого ближнего любить. А мы ищем всего… Знаете, вот как мать. Она всё своему ребенку даст – и тепло даст, и молоко даст ему - она ему даст всё – и песню споет ему колыбельную - всё, что есть у нее даст. А ребенок что-то хватает, что-то хочет, лезет куда-то, всё бы схватить быстрей-быстрей, всё требует: «Хочу то, хочу это». И мать в этот момент дает побрякушку какую-нибудь, игрушку: «Ну на, успокойся. На, возьми.». Так и мы похожи на таких детей по отношению к Отцу. Всё что-то хотим, за чем-то гонимся.

 

«Дай имение. Хочу без тебя жить» - говорит человек отцу. Представьте себе состояние отца, когда сын его уже заранее хоронит. Да, это значит похоронить: «Дай то, что мне положено, не хочу больше с тобой жить». Положено - когда? Когда это имение станет наследством. Положено, но когда? Когда это станет приданным. Когда ты что-то в жизни сделаешь, сотворишь доброе – вот тогда тебе это станет положено - когда ты обретешь смысл этой жизни. «Нет, дай сейчас! Не хочу жить с тобой! Не хочу рядом быть с тобой! Хочу идти туда, вот туда, в ту страну, где так всё красиво! Вот хочу ту побрякушку!» … Мы все прошли через это. В жизни нашей все это прошли. И по отношению к Богу, и по отношению к матери и к отцу! Каждый из нас когда-то сказал матери: «Кто ты мне такая! Я уже взрослый! Я хочу жить по-своему! Дай то, что мне положено!» У нас сейчас, вы знаете, дождаться благословения матери на брак – это редко кто дожидается. Согласна мать, не согласна: «Да нет, что ты! Боже мой! Не то время сейчас!» Всегда так было, родные. Всегда это было, сейчас только вот эта самость вырывалась. Вот рвались мы! Рвались куда? Туда, вон в ту страну, рвались блудить, рвались погрузиться в грех... Да действительно это так и есть! Давайте честно с себя спросим. Давайте честно в свою душу посмотрим. Как привлекало это, где какой-то несмышленыш – в классе или где-то в училище – он больше значил, чем совет матери, чем совет отца, больше значил, чем «Отче наш», чем Евангелие! А разве сейчас не так? А разве он не идет сейчас этот праздник? Понапридумывали святых Валентинов. Вот он этот праздник идет, как его по-настоящему назовем? День блуда. Когда всё можно. А почему есть сейчас право так сказать? Да потому, что принесла мать письмо. На уроке мальчик 6 класса написал девочке, своей однокласснице: «Желаю тебе много половых партнеров»! И это праздник? Это разврат! Вот куда оно тянется! Вот куда все идет! Вот так будем жить?! А потом мы оттуда кричим, вырываемся, говорим: «Почему? Почему все меня отвергли? Почему мне так плохо?» Потому что там такие же. Там, в том блуде такие же. Ты бросил отца, и они бросили отца, и надо вот это имение разделить. Тот, который уже потерял, кто уже издержал, уже растратил – кидается к тому, который только что пришел!

 

  Так вспомним же. Вспомним вон ту бутылку водки. Бежим – бежим, поставим, думаем – нас уважать больше будут за эту бутылку водки! А они ж только ждут этой бутылки водки. Как однажды пришел человек в Храм, и говорит: «Погибаю от водки. Одинок» - «А почему ты одинок? У тебя столько друзей! Они ждут тебя с утра! Они ждут, стоят там уже под воротами, где самогон гонят! Это ж твои друзья!» А потом слова священника: «Ты же задумайся, они ж не тебя ждут, они рубль ждут в твоем кармане! Вот тот рубль, который у тебя в кармане, вот они его ждут! Это жена дома плачет! Это внук дома трепещет: «Дедушка, не иди туда!», а тебя туда несет, где тебя вообще за человека не считают! Тебя носителем рубля считают, за который сейчас купят водку и пропьют!»

 

  И так всё. Также и сплетни. Вот так есть женщины, которые ждут ту, которая прибежит, расскажет, очередную сплетню расскажет, очередную грязь на кого-то принесет. Ждут. Так всё в нашей жизни.

 

  Уходим от Отца. А Господь говорит: «Не иди, не иди туда. Не надо!» - «Дай, что мне положено!» … Смотрите, какая любовь несправедливая. В этой несправедливости она, родные, выше всякой справедливости. Любовь милует, любовь прощает! Любовь ничего не считает – сколько растратил, сколько там был! Любовь любит! Бог есть Любовь! И Бог любит! И Он принимает каждого! И с особым усердием того принимает, кто больше расточил, кто больше потерял! Как этот сын из притчи. Всё издержал, голод начался, пошел нанялся свинопасом свиней пасти – уже позорнее что быть может? И даже уже дошел до того, что нечего было есть. Уже начал вот эти рожки, которые свиньи ели, есть из корыта! Вспомнил… Вспомнил теплый дом, светлые окна, чистую постель, запах теплой еды с плиты, с маминой любовью, приготовленной. Вспомнил! Вспомнил отчий дом! Но это еще не начало любви, просто ему жалко себя стало, просто холодно и голодно стало, и побежал. А отец уже готов всё простить! Готов уже, выходит навстречу, и видит – идет сын, и видит – измученный, избитый!

 

  Как в нашей жизни бывает? Когда кидаемся к Богу? Когда вопль раздается? Этот вопль, родные, он раздается в нас, вырывается: «Господи, помилуй. Господи, помоги». Но что в этот момент мы опять ищем? Просто остаться с Отцом? Просто взять Его крест, Его волю на себя, и уже никогда не предавать? Или опять начинаются вот эти поиски того, что мне положено?

 

  Но тут есть и другой сын. Он стоит и смотрит – отец бросился, бросился навстречу брату. Но он не говорит о нем: «Брат», он говорит: «Твой сын, этот блудил. Вот этот твой сын, и ты ему столько даешь. Ты ему и теленка дал, ты ему и печать дал, ты ему и сапоги дал, ты ему одежду дал – всё дал! А мне даже козленка не давал» … Так в нашей жизни бывает. Мы всё свои заслуги пересчитываем. Быть с Богом – это счастье. Это, родные, не заслуга. Стоять на коленках в Храме – это счастье! Поститься – это счастье! Молиться – это счастье! Если мы туда не попали в ту беду, тогда надо сказать: «Господи, Ты мне давал это право молиться! Ты удержал меня от этого пьянства! Как ты нужен этому брату моему!» Как страшно, когда мы свое хорошее ставим себе в заслугу! Ведь это Бог дал! Тому дал, тот расточил, но Он и нам дал! Он дал и тому, кто не расточил! Так зачем же дал? Чтоб мы кичились и хвастались? Чтобы мы возносились? Чтоб мы другого попрекали? А ну, разделите на всю жизнь. Каждый день давал отец старшему сыну блага, каждый день его берег. А тот, второй – был замерзший, был голодный. К кому отец побежит? Кто отец и кто мать скажите: к кому побежит? Да нет же, любимого и нелюбимого. Все же дети дороги! Для каждого из нас Бог Отец! И каждый из нас дорог Ему! И каждого из нас Бог любит! Нет у нас заслуг - лучше мы перед Богом или хуже! Как Евангелие говорит? «И больше радость об одном грешнике кающемся, чем о 99 праведниках»! «Если вы одну овцу потеряете, не оставите ли вы 99, и не пойдете ли искать одну»! Почему так в жизни получается, что когда мы упали, когда мы замерзли, когда мы были в стране далекой, когда мы отошли от Бога – и Господь говорит: «Больше радость об одном кающемся» - почему мы в этот момент: «Да,- готовы сказать, - это обо мне говорит». Но когда рядом другой кается – мы такие жестокие, мы такие самолюбивые, мы так сводим счеты!

 

  Каждого Бог любит. И истинность нашей любви в ответ на Божью, на то, как мы любим, как мы умеем понять и простить, как мы умеем не делить! Что это за фраза матери, что это за фраза?! «Женщин у тебя будет много, маму только люби!» А ведь эта женщина твоего сына станет матерью ребенка. Что это за фраза? А ведь вот эта женщина – она ж тоже чья-то дочь! Почему только своего ребенка любить? Почему другого считать недоумком? Кто дал нам право? Разве нам Господь сказал: «Свое - люби, чужое – ненавидь»? Он сказал: «Вы все братья, вы все – Мои дети!» И когда мы говорим «Отче наш» - не надо лицемерить! «Наш» - не «мой»! А «Отче наш» - каждому из нас Отец! И каждого из нас Он любит!

 

  Вы знаете, часто приходят люди, и спрашивают: «Почему не могу до своих детей достучаться? Почему у меня ничего не получается? Я хочу, я говорю им о вере, вот всё!» - и все мы думаем, что надо какую-то тайну иметь, надо вот, как батюшка, такие слова подобрать – только тогда ребенок услышит! А может, надо по-другому? Может, посмотреть в себя. Может, посмотреть о себе? Слова Бог даст! И подберем мы эти слова, и скажем! Самому надо быть человеком, самому надо отойти от всех своих вожделений, отойти от всех своих желаний – пагубных, грязных, блудных! Чтобы сын принял нас и наши слова!

 

  Когда человек скупой, мы начинаем судить, говорим: «Вот, какие деньги страшные!» Когда власть коррумпированная, мы начинаем эту власть, что? Ненавидеть. Когда врач бессовестный – мы начинаем врачей ненавидеть. От чего это происходит? Врач, стань врачом! Власть, стань властью! Скупой, отдай, не тяни на себя! В этом причина. Если тебя не слышат, если тебя не понимают – дети, семья – стань человеком. Стань, смирись. Посмотри в себя. Как ты живешь? Что ты требуешь? Чего ты ищешь?

 

  Никогда ребенок, если увидит, что его отец думает только о его благе – не о своей власти, не о своих требованиях – а о благе, чтоб этот ребенок спасся, душа его спаслась – никогда не произойдет так, что он не заметит желание отца, душу отца не увидит, душу матери не увидит! Смирись, человек. Вот просто, как тогда сказал этот блудный сын? «Я согрешил пред небом и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим!», а он говорит: «Войди в имение мое» … Упал к нему на грудь, прижался!

 

  Вот так реагирует Бог, на то, как мы просим. Когда просто просим, перед Ним стоим – нам больно, нам тяжело, мы говорим: «Папочка! Мамочка! Спаси!», «Отче наш!» - вырывается из сердца это!

 

  Любовь. На любовь ответом может быть только любовь. На любовь человеческую любовь Божия неизменно изольется. Есть ли любовь в блудном сыне? Да, сначала холод и голод, а потом он увидел, потом он пришел и увидел эту отцовскую любовь и, наверно, в сыне всё перевернулось, и слезы накатили на глаза: «Что же я терял? Куда же я шел? Где я хотел обрести радость? Нет там радости, там только блуд, там только грязь» … А второй сын: «Это твой сын, ты ему всё даешь» - а может надо: «Брат»? А может: «Родной брат мой», а может: «Кровинушка моя! Нас у отца только двое! И нас отец обоих любит!» - может быть, так?

 

  Страшно бывает в жизни. Перед смертью. Десять лет не разговаривают братья из-за какого-то пустяка, из-за какого-то недоразумения, из-за какого-то искушения! Умирает один из братьев! Только тогда к постели больного приходит другой брат. А раньше нельзя было?! А раньше не нужно это было?! Что мы творим, что мы делаем? Чтобы потом у гроба стоять? Где ж наша правда? В чем же правда жизни нашей?

 

  Поспешим. Поспешим, родные, к Отцу, к Богу. И на этом пути не будем друг друга толкать! Потому что спотыкнемся и упадем!  Остановимся - не дойдем до Бога! А будем друг друга поддерживать, будем друг друга за руки брать – так легче, так вместе, так теплее, так по-настоящему!

 от 12.02.2012 г.


Comments