КТО МЫ ЗВАННЫЕ ИЛИ ИЗБРАННЫЕ?

(Ев., Лк., XVI, 16-24, проп. от 26.12.2010г.)

 

Во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

  Удивительная вещь, родненькие! Евангелие всегда современно, Евангелие всегда насущно. Вот уже 2000 лет звучит Евангельская проповедь, люди принимают ее или отвергают, соглашаются с ней или спорят. Но Евангелие всегда на злобу дня. Всегда открывая его, мы читаем то, что нам нужно именно в этот момент, именно сейчас. Это Бог говорит с нами. Это Бог обращается к нам. Мы говорим: "Письмо". Но это и голос Божий, это и Слово Божие, Священное Писание. Евангелие - это живая вода, которая поднимает нас. Это живой звук, это слово живое, которое животворит. Евангелие - это Сам Господь, который стучит к нам в сердце и говорит: "Услышь! Услышь, человек, приди ко Мне. Отрешись от себя, отрешись от земного, отрешись от грязи. Подними себя, подними глаза свои, и увидишь, как жить и что делать. Посмотри в эту жизнь. Я тебе даю, - Господь говорит нам, - эту жизнь, преврати её в сад, преврати её в пир, где всем хорошо, где всем радостно, где нет убогих и нет искалеченных, и нет изгнанных. А каждый друг для друга. Друг - брат, сестра".

 Каждый раз, когда мы открываем Евангелие: где бы мы ни открыли, или где бы мы ни читали по календарю - мы всегда слышим то, что нам нужно на потребу сейчас, в этот момент. Прочитаем и поймем, чего Бог хочет от нас, но только, если услышим, если примем, если не отвергнем, не забудем, не отвернемся, если житейское не отведет нас. И сегодняшняя притча. Ну, прямо не 2000 лет назад евангелист писал по наитию Духа Святаго, Духом Святым, а прямо, как сейчас, о нас.

 Был некоторый человек богат. И решил он… Да, решил он сделать не для себя: решил пир сделать для своих близких, для родных своих, для тех, кого уважает и кого любит. Накрыл столы большие, всё там было. И послал слуг: "Позовите, призовите, приведите тех, о ком не сплю, тех, о ком думаю". Пришли к одному, "Отрекаюсь" - он говорит. Ведь слово "отрекаюсь" - это "отказываюсь". Как часто мы в нашей жизни говорим русское слово "отказываюсь", а почему славянское не скажем, когда отворачиваемся от Бога? Почему не скажем: "Сейчас мне не до Поста, отрекаюсь от Поста"? Почему говорим: "Отказываюсь"? "Сейчас мне не до больницы, мне больного некогда посетить" – почему же не сказать: "Отрекаюсь от этого больного"? Купил земли себе: "Отрекаюсь от пира, пойдите хозяину скажите". К другому человеку пришли с приглашением, а он: "Волов купил, мне сейчас не до него, не до пира этого. Отрекаюсь. Отхожу, не нужно, не моя забота сейчас. Мне забота - волы!" А третий сказал: "Женился. Сейчас миловаться время, миловаться и нежиться. И друг другом любоваться. Не до Тебя, Господи!" И говорит Господь: "Пойдите по переулкам, по проулкам, по дорогам, по перекресткам. Пройдите везде, и соберите убогих, соберите бездомных, приведите на пир!" Привели, и место еще осталось. Он говорит: "Пускай место не пустует, ничего не хочу экономить! Всё! Всё для человека, всё для него, всё для спасения! Пойдите еще соберите!" И еще пошли, собрали. Какой жесткий ответ говорит Господь. Какую жесткую фразу мы слышим. Казалось бы, все мы говорим: "Верую", казалось бы, все мы говорим: "Господи, мы с Тобой", когда мы всем говорим: "Я верующий", а, иногда, и похвалимся: "Я глубоко верующий" - как будто нам определять степень нашей веры. Степень нашей веры определит Господь по нашей преданности Ему. Не по нашим убеждениям, не по нашим словам, не по нашему хвастовству. А по тому, как мы были преданы Ему и в малом, и в большом, и в самом малом - в каждом дыхании, в каждом биении сердца. И говорит нам Господь эту фразу: "Много званных, но мало избранных". Но мало избранных.

  С кем мы? Званные мы или избранные? Званные – те, которые сказали: "Сейчас не до Тебя, Господи! Сейчас кума пришла! Сейчас телевизор работает! Сейчас надо по телефону посудачить! Сейчас вот землю купил - земное мне дороже. Земное - на земле стоит: дом дороже, машина, деньги для меня дороже. Сейчас земное важнее. Сейчас мнение людей важнее. Сейчас не до Тебя. Потом. Потом отойду. Потом приду. Волов купил!"

 

Родненькие, а тут для нас такой уж урок! Такой урок для нас всех. Сколько мы лет? 70 или 75 лет? Сколько мы писали на всех домах? Кому слава? Богу слава? Нет, мы писали глупость. Слава труду! "Слава труду" - мы писали. Не Богу слава, а труду слава. Везде и вся. Ну, еще было "слава КПСС", еще было… много чего такого там было. Но слава труду - это было важно! Так дотрудились - посмотрите на наши дороги, посмотрите на наши дома! Ужас! Как дотрудились! На наши поля посмотрите, на наши колхозы посмотрите: "Свет Ильича" или "Зоря коммунизма". А у "Зори коммунизма" коровы дохнут, и коровники все развалены, и все мужчины пьяные лежат. Это зоря? Зоря чего? О Боге забыли. Вот сейчас, труд важнее всего. Вот сейчас, сейчас наделать-наделать, всего наделать, себе - себе, сейчас для себя, потом для Бога. Да никогда ж так не бывает, чтобы средство важнее цели. Поставь цель, для чего ты делаешь, для чего ты трудишься, приди к Богу. И ты будешь уже с Ним. Понимай, что каждый человек, который к тебе обращается - это человек, не дури его, не обманывай! Через каждую вторую Исповедь: "Обманул. Обсчитал. Сыну неправду сказал. Забрал. Спрятал. Припрятал". И тут же оправдания. Друг у друга воруем и все нищие. Всё трудом думаем. Да труд ведь нужен для чего? Труд для того нужен, чтобы страну лучше сделать, труд для того, чтобы детей воспитать, вырастить, одеть, чтобы мать досмотреть.

 Для чего труд? Ведь страшно. Страшно, у нас всё за деньги решается. Всё за деньги. Абсолютно всё. Да еще 10 лет назад такого не было. Кусок хлеба не дадут - не уплатил, через дорогу не переведут - не уплатил. Люди коляску потеряли, дитё плакало, они коляску и забыли, во дворе оставили. Для них коляска - это целое состояние, двое малых детей, и они благодарят того, кто вернул им коляску. Только как вернул? Вот, какова наша жизнь сейчас. Только как вернул? Они написали объявление, да сорвали это объявление: "Верните, пожалуйста, коляску, вот телефон". Они другое объявление пишут, двое пишут, мудрое пишут: "Верните, пожалуйста, коляску. Вознаграждение 1000 гривен". Сразу пришел, вернул, взял, без угрызения совести, эти деньги, и они говорят: "Спасибо вам, мы больше бы потратили, новую покупая". До чего дожились! До чего мы дожились!

 Господь зовет на Свой пир! Вот ты и отдай то, что заработал - отдай дитю. Возьми, постой рядом с этой коляской, побереги её - это ж не бомж взял, это же человек с телефоном, с квартирой взял. Какой у него новый год будет? Я себе представляю, какой у него новый год будет. Не желаю ему ничего, но я себе представляю! Как у тех вот двоих, которые сели в машину, поехали в лес, срубили елки под самый корень. Идешь вечером, смотришь - от машины вщент ничего не осталось, трамвай раздавил. А ёлочки так и лежат сверху. Сэкономил человек, в лесу вырубил - да оно же живое, оно же растет, чтоб людям воздух давать. Что ж ты ночью едешь, рубишь это живое? Разбогатеешь ты за те три елки? Продашь кому? Ремонтируй теперь машину. Так и осталось всё разбитое. А родненькие, мы говорим "любим" - жену, мужа себе приобрел, а потом горя сколько. Потом ходят в Церковь, говорят: "Батюшка плохо венчал! Дерутся они!" Да не потому, что батюшка плохо венчал, а потому, что венчание было для камеры, венчание было для тщеславия. Салюты гремят, оркестры гремят, тосты пошлые говорятся, водка льется рекой, машины самые дорогие - всё, что угодно! Только не Бог. Даже Божье, даже Венчание - это спектакль: постоим, посмеемся, постоим - поулыбаемся. С Богом не шутят!

 

Родненькие, с Богом не шутят! Господь призывает, Господь дает Тело Свое разорванное, Кровь Свою Святую дает. Он Себя дает за нас. Ради каждого и это пир наш. Вот пир, к которому Он зовет. Он нас зовет к Своему Распятию: "Примите, ядите, Сие есть Тело Мое. Пийте, Сия есть Кровь Моя Нового Завета за вы излеваемая во оставление грехов". Завтра, послезавтра, вот так, между прочим. Родненькие, ну нельзя же Бога ставить на 10 место! Да нельзя ж всё говорить: "Отрекаюсь сегодня от Тебя. Отрекаюсь и завтра от Тебя. Сегодня волы, сегодня трудиться надо. Завтра земля, завтра земное надо копить. Потом наслаждения набирать"!

 

 Жена - это не тело, жена - это человек. Возлюбишь, как человека - всегда с ней проживешь. А возлюбишь, как тело… Тело имеет одну особенность, оно стареет. И прекращает человек нравиться. И что начинается? Друг к другу обвинения, друг к другу упреки: "Ты не так и ты не так" - потому что не умеем жить друг для друга, не умеем правду говорить друг другу, не умеем честными друг перед другом быть, не умеем страдать за друг друга.

 Христос нас зовет на этот пир. Этот пир разделить с Ним. Боль за мир. Разделить с Ним пир – разделить боль за каждого ближнего. Разделить с Ним пир, когда мы заботимся друг о друге. Когда мы не безразличны друг другу, когда мы важны друг другу, и когда свое забывается. Забывается, уходит. Только Божье, только как Он - ради каждого, ради тебя и тебя, человек. Ради каждого идет Христос на этот страшный Крест. Так и мы должны идти к Нему. Разделить с Ним эту любовь, любовь до конца, любовь полностью. Не скажем: "Сегодня не время любить, и сегодня не время молиться. Сегодня надо деньги считать, сегодня надо миловаться, сегодня надо улыбаться". Не получится у нас. Не получится!

 Так у нас и получается, Господь зовет: "Приди, человек, с работы. Приди, человек, с работы, детей на колени посади, спроси, как у них в школе день прошел, в детском саду. У жены спроси: "Как тебе - хорошо или что-то не так?" А как приходит этот человек? Один приходит - на четвереньках вползает. Герой пришел! На четвереньках вошел! И уже не знает, где начало двери - там на пороге или здесь в комнате, куда идти. Попробуй слово сказать, всё вспомнит сразу: "Имею право, я работаю, я зарабатываю, я вас всех кормлю!" – как начнет попрекать! А другой не пьет. Не пьет, но такой жесткий придет. Такой жестокий, что еще страшнее, чем, если бы пьяный пришел. Пьяный заснет, а этот сидит, и пилит, пилит, и то не так, и то не этак. Это что, пир веры? Разве к этому Господь зовет? Разве это праздник веры? Потому мы себе и придумываем праздники. Новые года и восьмые марта, мы всё себе придумываем праздники. Потому что жизнь перестала быть праздником. Жизнь перестала быть радостью. Поэтому хочется забыться, хочется напиться - тосты поднять, наговорить, салюты посмотреть и телевизор - там всех артистов перебрать. Поэтому вот этого хочется. Хочется как-то от действительности уйти. Но кто её, действительность, такой делает? Кто её такой делает? Что у нас уже человек человеку волк. Что мы уже друг другу не верим. Мы лжем друг другу, а любить ведь надо. И у каждого ведь есть эта любовь. Но почему мы умножаем плохое? Почему только осудит человек - мы тут же подхватываем? А доброе человек скажет - не до тебя сейчас, не до этого. Почему сделает человек доброе, не для себя, для ближнего - тут же сразу: "Да это он хвастается, это неискренне", да какая разница, ну сделай ты искренне. Сделай искренне - услышь искренне и подскажи искренне, и помоги, и поделись, и прости искренне! Не в себя скажи: "Ну, я тебя прощаю, ты ж какой", а просто скажи: " Прости меня брат, ведь я тоже грешный!" Или: "Я самый грешный" - почему не хватает на это? Слабые? Да, Бог нам дает. Бог дает. Но если мы с этой земли берем, богатеем не в Бога - то урожай пропадет, сгниет на корню. Если эти волы тянут, и делают не для Бога, не в Бога, то упадут эти волы, от работы сломятся. Если эта радость не для Бога, если любовь твоя в свое удовольствие, если ты выбираешь себе покрасивее, повыгоднее, побогаче, то всё равно всё рухнет, всё рухнет.

 Только когда ты для Бога, как Он, как Он велит, как Евангелие говорит - вот тогда и счастье будет. Вот тогда и пир будет. Как бы хотелось, чтоб каждый был на пире веры, каждый причастился от искренности, принял Христа до конца, до последнего своего вздоха и для Жизни Вечной. Чтоб каждый пронес свой Крест по этой жизни, честно пронес. Чтобы Бог ни послал - принимал, как волю Божью. Принимал бы как волю Божью, и был бы с этой волей Божьей. Как бы хотелось, чтобы всё-таки Господни слова "Много званных" - посмотреть бы вокруг, и сказать: "Вот они, много званных, и они же и избранные". И они же и избранные. Дай вам Бог! Дай вам Бог веры крепкой и помните: Господь зовет, Господь избирает. Но если вас выберут где-то куда-то войти - войти в школу или войти в клуб, или в магазин. Скажут: "Заходи к нам", а вы повернетесь и скажете: "Нет, не хочу" - будете вы там? Не будете. Но мы, правда, бежим туда - и в магазин бежим, и в клуб побежим сломя голову. Так вот, когда Господь зовет, на Его призыв надо себе сказать: "Сейчас позвал - надо сейчас идти". Не надо откладывать - нужно сейчас, потому что завтра пойдет Он на перепутья, пойдет в проулки и там позовет, а мы останемся со своим земным. Куда мы войдем? Никто не минует - какими бы мы ни были богатыми или званными, какие бы у нас не были титулы, сколько бы у нас всего не было - всё равно мы к своей земле вернемся. Душу бы спасти, душу бессмертную Богу отдать бы. Или со своими волами, сколько за ними не ходи, а главное душу спаси, человек, душу спаси! А тем более, если земная любовь придет, наполняй эту земную любовь любовью небесной. Люби так, чтоб человек для тебя всегда был человеком. Бог тебе его дал и не тебе его отталкивать, и не тебе его топтать, и не тебе его отвергать. Радуйся с ним, когда радость, но будь с этим человеком и когда боль, и когда горе. И тогда будешь на пире веры. Радости вам, родные.

Аминь.

 


Comments